Когда сны менее наделены даром предвидения

Если у человека нарушается нормальное функционирование внутренних органов, это, конечно же, изменяет и самого человека, и в таком состоянии его сны не имеют никакого пророческого значения, кроме тех случаев, когда необходимо предупредить человека об этой дезорганизации его физической системы.

Сны — это символы, используемые субъективностью, чтобы влиять на объективный или материальный разум в случае приближения чего-то хорошего или злого. Субъективность — духовная часть человека. Душа — это тот круг человека, который находится за рамками простой материальности, но и в то же время имеет с ней много общего.

Все мысли и желания проходят сначала через душу или материальное сознание и затем отражаются на духе. Часто душа бывает настолько заполнена материальными идеями, или чем-то сиюминутным, что духовных символов накапливается слишком много, и тогда сны становятся противоречивыми. Материальная субъективность, то есть все мысли и идеи, исходящие от материальных источников, создают этот круг; затем разум подхватывает лучшие мысли из этой области и преобразует их в более широкую и более всестороннюю силу, поддерживая человека в его собственных суждениях.

И тем не менее другой круг сформирован из более прекрасной своей части — духовной субъективности, или самого высокого элемента интеллекта, которого достиг человек. Этот круг — «духовный человек», который и имеет отношение, в сущности, к духовной составляющей макромира или вселенной. Он становится сильным или слабым в зависимости от того, признаем мы его как фактор бытия или нет. Процесс духовного развития подобен процессам развития в растительном и животном мирах.

Деревья на окраине леса более устойчивы и лучше сопротивляются ветру, чем те, что находятся в его центре, поскольку именно они постоянно подвергаются шквалам; их корни с двойной силой проникли вглубь земли, а ветви обросли жесткой корой и переплелись друг с другом.

То же самое можно сказать и про животных. Разум развивается в ходе активных упражнений, так же как и мускулы тела. Чем больше они развиваются, впитывая родительские свойства в макромире, тем больше знаний или силы они обретут.

Таким образом, если человек походит в мыслях и поступках на обезьяну, тигра, козла, змею или ягненка, ему будут свойственны и их характерные черты, точно так же на него могут повлиять такие чувства, как враждебность, смиренность, жадность и скупость. Например, если он хитер, он как бы примеряет на себя образ лисы из микромира и становится похожим на это животное и в действиях и в мыслях.

Если же человек эгоист, то его грубое начало пробуждается в микромире и он оказывается во власти материальных запросов. Таким же образом человек может ощутить, постигнуть в себе духовное начало. Законы природы со всеми ее бесчисленными и запутанными ответвлениями просты в своей гармонии и едины в своей цели, когда их применяют к физическому и этическому развитию человека.

Потенциал для внутренних усовершенствований или развития находится в материальной сфере человека. Если он не контролирует свои низменные желания и тем самым убивает в себе духовные частицы, то он затормозит или вообще остановит развитие более высоких стремлений и таким образом лишит субъективную духовность того, что ей принадлежит.

Природа, создавая глухого человека, неосторожно упустила такую составляющую, как звук, и таким образом создала несовершенное существо. В постижении звука, компонента, чуждого природе такого человека, он может лишь приблизиться к сути, хотя бы во сне. Субъективность использует силы природы, в то время как нормальный человек использует сны, чтобы работать над своим бодрствующим сознанием. Поскольку невозможно эффективно использовать фактор, которым человек, естественно, не обладает, то глухому человеку редко когда-либо снятся сны о звуке, а слепому человеку — о свете.